Пишет Гость:
10.02.2014 в 04:13


ты избранный :lol:
фак ю. :weep3: передаю заодно «фак ю» анону, нарисовавшему двух анжольрасов. и тому, кто впервые упомянул мисфитс ау. и англофандому. нувыпоняли, все идеи спизжены, все совпадения намеренны.
e/R, блядь, што ж ещё-то.

в раздевалке, привалившись спиной к стене, грантер достаёт уже почти пустую фляжку, переворачивает над головой и ловит на язык последние капли. они растекаются кислым вкусом — алкоголь из них, кажется, уже выветрился. грантер разочарованно морщится, вяло лупит свободным кулаком стену и закрывает глаза. глубоко вдохнув и выдохнув пару раз, он отталкивается от стены, выпрямляется и начинает выпутываться из комбинезона.
в коридоре раздаются шаги, и грантер сжимает зубы, потому что он надеялся, что его норма оскорблений на сегодня выполнена, надеялся переодеться и уйти раньше, чем анжольрас закончит рассказывать комбеферу, какое он, грантер, бесполезное дерьмо, и сдаст инвентарь, и придёт сюда. поэтому он поворачивается к дверному проёму спиной и продолжает стаскивать комбинезон с плеч.
шаги приближаются и останавливаются за его спиной.
ещё несколько секунд он упрямо пытается выдернуть руки из рукавов, ткань собирается складками и становится только сложнее, и наконец, не выдержав, он разворачивается и огрызается:
— что?!
анжольрас смотрит на него остро, почти голодно, будто в мыслях он его препарирует и рассматривает внутренности, и грантер слишком трезв для такого.
— когда ты успел переодеться? — спрашивает он. это не то, что он хотел сказать, он хотел сказать «какого хера», но слова вырываются как-то сами даже раньше, чем он успевает полностью осознать и удивиться, что анжольрас действительно одет в чёрную водолазку и джинсы, а не в оранжевый комбинезон, в котором был две минуты назад.
— чшшш, — говорит анжольрас и аккуратно прикладывает палец к его губам.
грантер отшатывается назад и больно ударяется спиной и затылком о шкафчик, но анжольрас, будто знал заранее, одновременно шагает вперёд, сохраняя дистанцию между ними неизменной — слишком короткой, невероятно короткой.
— я пришёл просить прощения, — говорит анжольрас и делает ещё один короткий шаг вперёд, почти прижимаясь к грантеру вплотную, отрезая ему все пути к отступлению.
в одно мгновение злость грантера сменяется совершенно дикой паникой, и оцепенело, как дикий зверь в свете фар, он смотрит, широко раскрыв глаза, как анжольрас наклоняется к нему, как вздрагивают, опускаясь, светлые ресницы, как он убирает палец, скользит рукой по его подбородку и придерживает за шею прежде чем прижаться губами к его губам в осторожном, почти невинном поцелуе.
грантер, должно быть, перегрелся за день на солнце. или допился наконец до галлюцинаций. или впилился лбом в дверной косяк, потому что был слишком зол и не видел, куда идёт.
— какого хера, — на этот раз всё-таки говорит он сипло анжольрасу в губы.
и чувствует, как анжольрас улыбается.
и ладно, он может многое стерпеть, но это, это какое-то слишком подлое издевательство, он никогда бы не ожидал такого от анжольраса, чего угодно ожидал бы — но искреннего; и он хочет ударить его, оттолкнуть хотя бы, но он всё ещё не выпутался из рукавов, и потому толчок получается слабым.
анжольрас чуть отступает назад, скорее поддаваясь, чем из-за приложенной силы, и ловит одну руку грантера, и расправляет складки ткани, высвобождая кисть.
— какого чёрта ты творишь? — спрашивает грантер.
анжольрас вздыхает.
— я пытаюсь попросить прощения, — говорит он и больше не улыбается. — и я делаю то, что всегда хотел.
он звучит довольным, но не так довольным, как если бы он хотел задеть грантера и ему это удалось. самое невероятное — он звучит искренне. он звучит так, что ему хочется верить.
— грантер. поверь мне. это правда. — говорит анжольрас, будто знает, о чём он думает, и, поднеся его руку к губам, мягко целует костяшки пальцев вместо каждой точки.
— это правда, — эхом отзывается анжольрас от двери, и грантер подскакивает на месте.
он мечется ошалелым взглядом от одного к другому, отдёргивает руку, будто обжегшись. анжольрас перед ним вздыхает и безмятежно улыбается. анжольрас у двери — настоящий, надо понимать, потому что он всё ещё в оранжевом комбинезоне, и взъерошен, и перепачкан синей краской, которую они оттирали со стены полдня — судорожно сглатывает и, отмерев, торопливым шагом идёт к ним, и грантер тоже дёргается ему навстречу, позабыв ссору, потому что что происходит, но не успевает сделать и шага, когда анжольрас уже оказывается рядом и целует его — по-настоящему на этот раз, прикусывая нижнюю губу, скользя языком вдоль его языка так, будто он сойдёт с ума, если немедленно не вылижет рот грантера изнутри. только на этот раз грантер не так больно ударяется спиной о шкафчики, потому что анжольрас вовремя подставляет руки; но с другой стороны, это значит, что ему некуда бежать; и с ещё одной стороны — это значит, что рука, которая ласково ерошит ему волосы, не может быть рукой этого, настоящего анжольраса.
который утыкается лбом в его лоб и тяжело дышит. он прекрасен, отмечает предательский грантеров мозг, с блестящими глазами, розовыми пятнами на щеках, покрасневшими губами, он великолепен — и он выглядит так, будто он напуган, и растерян, и не до конца понимает сам, что делает.
другой, фальшивый анжольрас ластится к ним, как большой кот, зарывается носом в волосы грантера, трётся о него щекой, стягивает комбинезон до пояса и запускает руки ему под футболку. где-то здесь грантер наконец не выдерживает, и честно, никто не посмеет винить его за то, что он запаниковал.
он рассыпается тяжёлыми чернильными брызгами на грязный пол и устремляется прочь со всей скоростью, на какую только способен — но явно с недостаточной, потому что фальшивый анжольрас успевает усесться на корточки, окунуть в его чернила палец и с воодушевлением лизнуть.
кажется, это первый раз, когда грантер попытался заорать в этой форме.
его перекидывает обратно, он сам не замечает как, как раз вовремя, чтобы он успел увидеть, как анжольрас — настоящий — растерянно моргает, и что-то похожее на осознание и страх проявляется на его лице. затем грантер снова разворачивается и бросается бежать.
анжольрас бежит за ним не сразу, с задержкой секунд в пять, но когда грантер слышит за спиной его шаги, они сопровождаются словами «грантер, подожди», «я всё объясню», «я не хотел, чтобы так вышло», «я держу его» и «грантер, пожалуйста, постой».

— как твой злой брат-близнец? — уточняет грантер потом.
взобравшийся на качели с ногами анжольрас вздыхает и отталкивается рукой от перекладины. старые цепи надсадно скрипят в вязкой тишине вечера.
— нет, не как мой близнец. как просто ещё один я, буквально. мне не нужен был кто-то другой, я просто жалел, что не могу иногда быть в нескольких местах одновременно.
когда он замолкает и молчит слишком долго, грантер протягивает руку и дёргает цепь.
— у него есть разум, он не кукла, но воля у нас одна. он делает только то, что я хочу. но иногда возникает противоречие и может получиться так, что он перехватит контроль и начнёт сам отдавать мне приказы. мне очень жаль, что так получилось, и я сделаю всё, чтобы этого не повторилось. прости.
грантеру кажется, что он что-то упускает, но он никак не может уловить, что именно, поэтому только бормочет что-то примирительное в ответ.
— и прости за то, что я сказал, — продолжает анжольрас, хотя грантер уже почти забыл об этом. — это тоже не повторится, я обещаю. я не думаю так на самом деле, и я знал, что был неправ, почти сразу, как сказал это. и всё равно не мог заставить себя извиниться, потому что всё ещё был зол и слишком горд. но я знал, что виноват, поэтому он продрался наружу — чтобы сделать то, что я не хотел делать сам.
— ладно, — говорит грантер. — не извиняйся столько. ничего страшного ведь не случилось. в моей голове даже почти не стало одной травмой больше. разве что одной фантазией.
шутка выходит паршивая. анжольрас снова выпускает цепи из рук. его качели почти неподвижны; грантер, напротив, с усердием отталкивает землю ногой. как они, должно быть, выглядят со стороны, думает он, два здоровенных лба на детской площадке.
— погоди, — говорит он вдруг и тормозит о землю, поднимая облачко пыли. — у вас одна воля, говоришь? то есть, даже когда он делает то, что ты от него не хочешь, он всё равно делает то, что ты хочешь?
— я не знаю, о чём ты, — говорит анжольрас, и в его голосе звенит напряжение.
грантер пожимает плечами и снова отталкивается от земли.
— просто обещаю больше не убегать, если ты решишь поцеловать меня ещё раз.

URL комментария

@темы: рейтинг: R, прон, персонажи: младшее поколение, персонаж: Грантер, персонаж: Анжольрас, пейринг: e/R, автор: неизвестен, тред: 88