Пишет Гость:
05.10.2014 в 15:21


присоединюсь-ка я к флэшмобу.
28: Vampire!AU
 грантер, вальжан, анжольрас, эпонина.

— Ты ведь понимаешь, на что идёшь? Привязанный будет зависеть от тебя до конца жизни. Умрёшь ты — он подохнет от голода. Зная, что ты его единственный источник питания, тварь никогда тебя от себя не отпустит; ты хочешь до конца жизни пробыть чьим-то куском мяса?
— Ну что ж, придётся мне прожить ещё немного, а? — сказал Грантер с напускной весёлостью.
Анжольрас попытался заговорить; вместо слов из его горла вырвался чудовищный рёв, и он захлебнулся кровью, прижимая руку к разорванной груди.
— А если они прознают, что единственное средство разорвать связь — это высосать твою кровь до последней капли? — прошипел Вальжан, понизив голос, пока Анжольрас не мог их слышать из-за собственного кашля. — Эти вероломные твари убьют тебя не моргнув глазом!..
— Расскажете условия сделки потом, господин, — прервал его Грантер. — Сейчас нет времени, мои друзья умирают.
Вальжан вскинул руки к небу, будто прося у Господа терпения, закрыл глаза и выдохнул сквозь зубы.
— Выбирай, кого из них ты хочешь спасти, — процедил он.
Грантер не колебался ни секунды.
— Обоих.
— Обоих! Обоих! Да ты с ума сошёл! Один, оголодав, способен убить тебя; вдвоём они прикончат тебя за какие-нибудь месяцы! Нет, это совершенно невозможно.
— Обоих, — твёрдо повторил Грантер.
Анжольрас прохрипел что-то подозрительно похожее на «не смей», и Грантер, обернувшись к нему, горько улыбнулся.
— Ты умрёшь, — повторил Вальжан.
— Лучше я, чем они, — сказал Грантер.
Анжольрас снова закашлялся.
Против желания бессмертной души Вальжан идти не мог; он снова зажмурился, пробормотал что-то вроде «спаси и сохрани этого дурака» и спросил, открыв глаза, уставившись в пол:
— Кого первого?
— Кто скорее умрёт?
Вальжан сжал его руку и подтащил к Эпонине.
Она лежала почти неподвижно, только изредка вздымалась грудь, и почти мёртвое сердце, напрягшись, выталкивало из раны сгустки тёмной крови. Вальжан вытащил странного вида нож, почерневший от времени, и, перерезав Грантеру правое запястье, прижал его руку к губам Эпонины.
Долгое мгновение ничего не происходило.
Затем Эпонина вдохнула полной грудью, руки её взметнулись, схватили руку Грантера так крепко, что наверняка оставили синяки, и она приникла к ране губами. Вальжан положил ладонь на её лоб и забормотал что-то, — но не латынь, её Грантер бы узнал. Эпонина пила — и Грантеру казалось, будто он чувствует, как бегущая по венам кровь обращается стальными нитями и накрепко привязывает его к Эпонине за запястье. Он не смел отнять руку, не слышал Вальжана, пока тот силой не выдернул его из её крепкой хватки.
— Не давай им слишком много, если не хочешь умереть прежде времени, — пробормотал Вальжан и, подведя его к Анжольрасу, положил ладонь тому на лоб.
И тут же отшатнулся, будто обжегшись, вперил в Анжольраса испуганный взгляд; тот хмуро глянул из-под чёлки в ответ и тут же снова закашлялся кровью.
Грантеру показалось, что он увидел меж пальцев Анжольраса, как под его рукой тщетно сокращалось разорванное розоватое лёгкое.
— Не надо, — с трудом произнёс Анжольрас; поднял руку, чтобы вытереть лицо, но пропитавшийся красным рукав только сильнее размазал кровь по коже.
— Не надо, — эхом отозвался Вальжан; голос его едва заметно дрожал. — Он не просто вампир, он сильнейший монстр из всех, что мне когда-либо доводилось видеть. Он уничтожит тебя и не заметит. Поберегись его, он слишком силён, не нужно его спасать.
Будто не слыша, Грантер протянул руку и погладил Анжольраса по золотым волосам; Анжольрас рвано выдохнул.
— А без меня он сможет выжить?
Вальжан покачал головой.
— Навряд ли. Он чудовищно силён, но рану нанесли серебряные когти. Чудо, что он держится до сих пор.
— Так чего же вы ждёте? — сказал Грантер.
Анжольрас замотал головой, снова захрипел.
— Потерпишь, — сказал Грантер ласково, перебирая пальцами прядки. — Несколько месяцев — самое большее, потом Комбефер придумает, как разорвать заклятье, и тебе не придётся больше пить мою отвратительную кровь. Несколько месяцев — не самая большая цена, чтобы выжить, верно?
— Нет, — прохрипел Анжольрас. — Я не хочу... чтобы ты...
Грантер взял оставленный Вальжаном нож и полоснул по своему второму запястью.
— Ты... не должен... так жить, — сказал Анжольрас упрямо.
— Тебя не спросил, — возразил Грантер и прижал рану к его губам.

URL комментарияПишет Гость:
06.10.2014 в 21:26

этой аушке не хватает жавера с мариусом на черном кабриолете. пистолеты, серебряная табакерка, мочи всех - сатана рассортирует...

адвокатик удрал и пистолет не вернул; верно, струсил, думает жавер и раздражённо морщится. а ведь выглядел храбрецом — сам пришёл в полицию, серьёзный, бледный, и придвинутый к нему пистолет взял без колебаний, и кивнул с решительностью, когда жавер приказал целиться в сердце.
да, верно, струсил, думает жавер и меряет шагами комнату, сердитый, беспокойный. кто был тот человек, удравший сквозь окно и без следа растворившийся во мраке; да человек ли? стоило бы и его схватить, но не предоставилось шанса, не было возможности выпустить из виду кровососов. не струсь адвокатик... да где он теперь; и жавер продолжает шагать из угла в угол, глядя прямо перед собой невидящим взглядом.

мариус пересыпает серебряные пули из ладони в ладонь и слушает, как они позвякивают. нужно вернуть пистолет владельцу, но он не может себя заставить. он не стыдится того, что не сумел выстрелить, когда был шанс; будь дело только в этом, он давно бы явился к полицейскому.
но его мысли беспокойно кружатся маленьким вихрьком, как подхваченные ветром осенние листья, вокруг того, что он видел, и он не может их унять. он пересыпает серебряные пули из ладони в ладонь, ещё не признавая, но уже поняв, что никогда их не вернёт, не посмеет, только не теперь, когда знает, что самая прекрасная девушка парижа не отражается в зеркале.
URL комментария

@темы: рейтинг: R, персонажи: старшее поколение, персонажи: младшее поколение, персонаж: Эпонина, персонаж: Жавер, персонаж: Грантер, персонаж: Вальжан, персонаж: Анжольрас, категория: джен, автор: неизвестен, тред: 112